Катастрофа в Севезо и другие тяжелые аварии

«В округе стала распространяться какая-то загадочная болезнь, чье чумное дыхание начало преображать все вокруг. Над городом словно тяготело какое-то проклятие: загадочные болезни уносили кур, коровы и овцы чахли и гибли. На все легла тень смерти...

Царила необычная тишина. Куда исчезли птицы? Деревья на улицах пожелтели и завяли... В водосточных желобах, в канавах и между черепицами крыш можно было найти местами крупицы какого-то белого порошка, он, словно снег, запорошил несколько недель назад крыши и траву, поля и реки».

Такой «сказкой из будущего», по словам автора, американской писательницы-биолога Рейчел Карсон, начинается вышедшая в 1962 г. и ставшая знаменитой книга «Безмолвная весна». Своей книгой она привлекла внимание широкой общественности к ядовитым выбросам современной «Большой химии», к возрастающему отравлению окружающей среды инсектицидами и гербицидами. Эту главу, мрачную фантазию, Карсон закончила тогда словами: «Такого города в действительности не существует». Но не прошло и 15 лет, как он появился. Это случилось 10 июля 1976 г. Называется город Севезо.

Что же произошло? О катастрофе в Севезо написано много. Десятого июля 1976 г. в небольшом городке Севезо на севере Италии, в 30 км к северу от миллионного Милана, произошел взрыв на химическом заводе, о продукции которого даже большинство работающих на нем знало только, что здесь делают «сырье для выпуска дезодорантов». Из котла вырвалось облако дыма, вскоре покрывшее окрестности предприятия словно белой вуалью. Было субботнее утро. Мало кто в городе знал о взрыве, случившемся на фабрике, поэтому почти никто не обратил внимания на белую пыль, осевшую на дома и улицы. Никто и не подумал закрыть окна или позвать домой детей, полуголыми игравших в садах - ведь было жарко.

Но вещество, вырвавшееся при взрыве на маленьком химическом заводе фирмы «Икмеза», было одним из самых страшных ядов, какие только известны химикам. Его название - ТХДД.

Полиция, хотя и узнала в тот же день о происшествии, никаких действий не предприняла, так как и ей не было известно, что именно выпускают на фабрике. Только в воскресенье утром о случившемся сообщили мэру города, который сразу связался с руководством завода, но не смог узнать никаких подробностей. Наконец в понедельник утром руководство предприятия сообщило городским властям о размахе катастрофы.

На городок опустилось ядовитое облако, о чем надо было сообщить всем жителям, но непосредственной опасности для населения не было. Тем не менее рекомендовалось не употреблять в пищу овощи и фрукты, выросшие в окрестностях фабрики.

К этому времени в Женеве, на косметической фирме «Живодан», дочернем предприятии швейцарского химического концерна «Хоффман - Ларош», которой принадлежит и «Икмеза», уже смогли восстановить ход событий. Во время последней пересменки, примерно за шесть с половиной часов до несчастья, видимо, остановилась мешалка, вращающаяся в реакторе, где получают трихлорфенол - то самое вещество, которое в Женеве в дальнейшем перерабатывали в дезодоранты. Вероятно, рабочий нажал не на ту кнопку. Из-за ошибки котел реактора перегрелся, в нем повысилось давление.

Содержащаяся в реакторе смесь «вскипела», в результате предохранительная мембрана (особый клапан, открывающийся при чрезмерном повышении давления) не выдержала. Содержимое реактора, где кроме трихлорфенола было более 2 кг высокоядовитого ТХДД, вырвалось наружу.

ТХДД примерно в 67 тыс. раз ядовитее цианистого калия и в 500 раз - стрихнина. Смертельная доза для кролика - 10 миллионных частей грамма на килограмм веса тела. Но зародышу вредит уже доза, превышающая 0,03 миллионных грамма на килограмм веса тела. О канцерогенности ТХДД свидетельствует следующий факт: из 30 рабочих, опрыскивавших гербицидом шведских железных дорог, чтобы они не зарастали сорняками, вскоре умерло пятеро, из них четверо - от рака. В гербициде содержались следы ТХДД.

Все это, конечно, уже знали на «Икмезе», «Живодане» и в главном правлении фирмы «Хоффман - Ларош» к 12 июля 1976 г., когда мэр Севезо все еще пытался выяснить, чем взрыв на заводе может грозить горожанам. Женевская компания молчала даже тогда, когда на пятый день после несчастья начался падеж домашних животных, а у детей, игравших в момент взрыва на улице, появилась сыпь на коже. Только 23 июля, когда уже у 30 человек были обнаружены тяжелые поражения кожи, анализ, проведенный в одной из итальянских лабораторий, показал, что причиной было высокоядовитое вещество ТХДД. Еще через три дня фирма «Живодан» подтвердила этот результат. На 17-й день после взрыва размах катастрофы стал наконец ясен. Началась спешная эвакуация населения, первыми из города вывезли детей.

Но и после полного разоблачения швейцарский химический концерн «Хоффман-Ларош» не прекратил попытки сбить волну возмущения. «В Севезо произошел неприятный, но все же не катастрофический случай, да и не надо забывать, что всем пострадавшим будут выплачены страховки» - такова была позиция концерна. Но жители Севезо и соседних городков - Меда, Чезано, Мадерно и Дезио - смотрели на дело иначе. «Это наша маленькая Хиросима», - сказал Витторио Ривольта, руководитель службы здравоохранения района, посетивший Севезо.

Тем временем эвакуация населения продолжалась. Была выделена «зона А» с максимально высокими концентрациями ТХДД, откуда людей выселили полностью, и «зона В», где ограничились медицинским осмотром каждого жителя. Служащие, облаченные в белые защитные костюмы, собирали на улицах и во дворах дохлых кошек, кроликов и собак. Позже подсчитали, что пало в общей сложности 3 тыс. животных и еще 75 тыс. пришлось забить. Яд особенно сильно подействовал на детей, игравших в момент взрыва на улице и в садах. «Безобразные оспины, которые яд оставил на коже детей, - пожизненное клеймо химической промышленности, точнее, клеймо того концерна, который вывел опасное производство из Швейцарии в Италию, не учел имеющийся опыт, не предпринял должных мер предосторожности, а в довершение всего хотел умолчать о катастрофе.

Всего из «зоны А» пришлось вывезти свыше 700 человек; в менее затронутой «зоне В» насчитывалось 4-5 тыс. людей. Дети, пострадавшие от яда, покрылись с головы до ног сыпью, ногти у них на руках и ногах почернели. Болезнь, вызванная ТХДД, упорна и продолжительна, ее долгосрочные последствия жестоки...

Насколько они жестоки, видно по истории болезни слесаря Г., опубликованной в 1971 г., уже спустя много лет после его отравления на заводе фирмы БАСФ.

«Слесарь Г., которому тогда было 20 лет, работал три дня в автоклавном цехе. На второй день начались боли в пояснице и головная боль, кожа на лице и ушах воспалилась, в ней появились твердые инфильтраты. Лечение в больнице продолжалось семь месяцев. Крылья носа расщеплены и выглядят как выжженные. Волосистая часть головы приобрела грязно-серую окраску и затвердела как дубленая кожа, много волос выпало. Постоянные нагноения... поражение печени... бесчисленные угри на коже... Г. не мог потеть и жаловался на ощущение, будто его кожа «кипит»... После латентного периода длительностью в 10 лет... проявился гепатит, легочная эмболия; последовал летальный исход. Гепатит, возникший через много лет после отравления, не был распознан как его следствие. Двое других пострадавших в ужасе перед подобным мучительным концом сочли за лучшее покончить с собой. Судебная экспертиза отрицала связь этих самоубийств с отравлением».

Прошло более 25 лет после этого случая на людвигсхафенском заводе фирмы БАСФ, но и сейчас один из рабочих, подвергшийся воздействию яда, страдает от последствий отравления. Ему неоднократно делали операции, вырезая опухоли размером с лесной орех. Его тело покрыто дурно пахнущими язвами.

«Предстоит ли такая жизнь и детям из Севезо?» - спрашивают Кох и Фаренхольт в своей книге об итальянской химической катастрофе. У пораженных ядом уже отмечаются заболевания печени, и специалисты опасаются, что в дальнейшем среди них вырастет число раковых заболеваний. В отравленном районе было три смертных случая, причину которых многие медики видят в действии яда. Но главное - там возросло число выкидышей. В момент катастрофы в окрестностях находилось 170 беременных женщин. Число уродств среди новорожденных было несколько выше, чем в предыдущие годы, а число выкидышей выросло в 2 раза.

Дети с уродствами рождались, например, в мае 1977 г. У одного было незаросшее отверстие в брюшной стенке, у другого уретра открывалась в необычном месте. В то же время исследования патолога из Любека профессора Альфреда Гроппа показали, что в 34 случаях абортов в Севезо только один эмбрион имел отклонения от нормы в развитии. Так как ТХДД обладает эмбриотоксическим действием, после катастрофы выросло число мертворождений: в 1976 г. - 8, в 1977 г. - 12, в 1978 г. - 14, а также число детей с уродствами: в 1976 г. - 4, в 1977 г. - 38, в 1978 г. - 58.

Площадь отравленной зоны давно не ограничивается только городком Севезо. Хотя ТХДД практически нерастворим в воде, ветер и зимний разлив реки сделали его весьма подвижным. И через два года после катастрофы все еще неизвестно, как очистить отравленную зону. Так как ТХДД - крайне стабильное химическое соединение, вряд ли проблема разрешится сама собой, с течением времени. Впрочем, снятие и удаление верхнего 20-сантиметрового слоя почвы продолжается. Но куда деть снятую почву?

По проекту ломбардских властей отравленную почву должны были прокалить в специально построенных для этого печах. Но чтобы разложить яд, потребуется температура свыше 1000°, да и тогда никто не сможет гарантировать успех. К тому же против этого проекта возражали соседние населенные пункты, и его положили под сукно. Вместо прокаливания снятую почву сложили на уже обезвреженном участке за пределами Севезо, но всего в 100 м от окраинных домов близлежащих городков Чезано и Мадерно. В результате в этом районе пришлось закрыть школы, так как в окружающей среде были неожиданно найдены большие концентрации диоксина.

Вообще можно сказать, что в этом деле возобладал дилетантский подход. Отряды по обезвреживанию местности работали так, словно речь шла просто о генеральной уборке. Например, воду, которой смывали диоксин, просто слили в канализацию. И вряд ли кто из работающих на летней жаре соблюдал приказ постоянно носить противогаз. В результате симптомы отравления появились вскоре и у этих рабочих, присланных фирмой «Живодан». Итак, можно опасаться, что в будущем в Севезо не стоит ожидать больших изменений и окрестности завода «Икмеза» останутся надолго отравленной зоной, вход в которую будет смертельно опасным.

Агентство ДПА сообщало 22 октября 1980 г.: «Более четырех лет прошло после катастрофы в Севезо, и 25 крестьянских семей смогли вернуться на свои участки. Правительство итальянской области Ломбардия заявило сейчас, что около 500 гектаров земли в менее зараженной зоне у городка снова пригодны для использования в сельском хозяйстве. Научные исследования показали, что скотоводство и выращивание злаков здесь снова возможны. Но овощи и зелень по-прежнему запрещено выращивать. Примерно на 1300 гектарах всякая сельскохозяйственная деятельность остается под запретом. Более чем 300 гектаров земли, по-видимому, никогда нельзя будет использовать».

Через три дня - новое сообщение ДПА: «Итальянские власти начали расследование причин гибели 200 овец, которые пали на пастбище вблизи городка Севезо на севере Италии, где много лет назад произошло катастрофическое отравление окружающей среды. Расследование должно установить, имеет ли отношение к падежу овец выброшенный тогда в природу в результате взрыва сильный яд диоксин. Как сообщают, овцы паслись на лугу, использование которого в сельском хозяйстве еще не разрешено. Луг находится всего в нескольких километрах от химического завода ликвидированной к настоящему времени фирмы «Икмеза».

Пастухи, приведшие стадо из 250 голов на этот луг, заявили, что не видели никакого ограждения или надписей, предупреждающих об опасности. У павших животных из носа выступила белая пена; по мнению ветеринаров, это может говорить об отравлении. Среди населения, вернувшегося в некоторые районы, достаточно удаленные от химической фабрики, снова возродились старые опасения. (В 1976 г. после выброса ядовитого облака из Севезо было эвакуировано 800 человек.)

У десятков детей и взрослых пострадала кожа, пали тысячи животных. Многие беременные женщины из страха родить ненормального ребенка вынуждены были сделать аборт. Большинство эвакуированных вернулось обратно через год. «Икмеза» выплатила им возмещение убытков. По данным министерства здравоохранения, смертность и заболеваемость в этом районе не повысились после катастрофы. Но специальное медицинское наблюдение за жителями этих мест должно продолжаться еще много лет».

Таковы сообщения агентства ДПА. Они звучат не столь драматично, как приведенные выше сведения из других источников. Где же истина?

Случай в Севезо был не первой и, к сожалению, не последней катастрофой, затронувшей окружающую среду. Вот краткий перечень лишь нескольких подобных катастроф, случившихся в мире за последние десятилетия.

В июле 1948 г. при взрыве диметилэфира в Людвигсхафене погибло свыше 200 человек.

В городе Донора (штат Пенсильвания, США) в 1948 г. из-за длительного отсутствия ветра на несколько дней «зависли» в атмосфере газы и дымы, выброшенные металлургическими и химическими предприятиями. Почти половина жителей заболела, а 15 человек скончались.

В 1971 г. взорвался ядовитый газ в Эммерихе (ФРГ), погибло четыре человека. При подобной же аварии в Кельне в 1973 г. пришлось эвакуировать тысячи человек.

26 сентября 1976 г. произошла серьезная авария на предприятии фирмы по производству химических удобрений в итальянском городе Манфредония. В окружающую среду попало 10-35 т раствора, содержащего мышьяк. Ядовитое облако, выброшенное вместе с раствором, отравило весь урожай в округе. Пало много домашнего скота и мелких животных, коровы перестали давать молоко.

В ноябре 1979 г. в канадском городе Миссисога близ Торонто сошел с рельсов и взорвался товарный поезд, груженный химикатами. Проведена самая массовая эвакуация в истории Северной Америки. От ядовитых газов бежало до четверти миллиона человек. Эвакуированные смогли вернуться домой через шесть дней, когда из пробитой цистерны с хлором вышли последние остатки этого ядовитого газа. Эвакуация 250 тыс. жителей была проведена всего за 24 часа. Несмотря на масштабы случившегося, серьезно пострадавших не было.

Огромное облако сероводорода, вырвавшееся из установки по очистке природного газа из-за ошибки управляющего ею оператора, убило 22 человека, заболели свыше трех сотен жителей мексиканского городка Поза-Рика.