Отдаленные последствия у участников испытаний атомных бомб

Через два десятилетия после американских атомных испытаний, проходивших в Тихом океане и в пустыне Невада,Ядерный взрыв стали учащаться заболевания: сотни бывших солдат, которых заставили присутствовать при испытаниях атомного оружия, потребовали от государства возмещения расходов, связанных с ухудшением здоровья. Об этом сообщал журнал «Нью-Йорк тайме мэгэзин» в 1979 г.

«Нам сказали, что мы будем единственными людьми, кроме тех, кто был в Хиросиме, кто с ближайшего расстояния увидит взрыв атомной бомбы», - вспоминает 45-летний Мартин Саймонис события двадцатичетырехлетней давности. В то весеннее утро он и 12 других американских морских пехотинцев по приказу командования заняли места в узком окопчике. На стальной вышке всего в двух километрах от них была смонтирована атомная бомба, готовая к тому, чтобы бросить свою затаившуюся мощь на окружающую пустыню.

Саймонис и его товарищи находились на испытательном полигоне в Неваде, где Комиссия по атомной энергии в течение четырех лет взрывала образцы ядерного оружия, а Пентагон (министерство обороны США) испытывал храбрость своих солдат.

«На подставке около окопов стоял громкоговоритель, связанный с бетонированным бункером рядом с нами, - вспоминает Саймонис мгновения перед взрывом. - Начался обратный отсчет времени. Нам приказали свернуться в комок. Когда до взрыва оставалось 30 секунд, диктор стал отсчитывать каждую секунду».

В 230 км к востоку, в мирном городке Сент-Джордж американского штата Юта, в деревеньках и на фермах вокруг полигона жители вышли на улицу в этот день раньше, чем обычно. Они хотели еще раз полюбоваться «атомным восходом». Лишь немногие из них понимали, что радиоактивное облако за несколько часов может дойти до них. Чиновники Комиссии по атомной энергии не раз заверяли население, что опасности для здоровья нет.

Когда бомба взорвалась, «в глаза ударили словно 50 молний сразу - и тут же земля вздрогнула, - вспоминает Саймонис. - Нам приказали вылезти из окопа. Мы смогли увидеть огромный огненный шар. На нас надвигалась кипящая огненная лавина». На полигоне были расставлены танки и сооружено несколько домов, чтобы проверить действие взрыва на них. «Мы увидели, как взрывная волна срывает башни с танков и рушит дома. Затем нам снова приказали укрыться в окопе, и взрывная волна перекатилась через нас. Окоп обрушился. Мы не без труда вылезли из-под обвалившейся земли. И вскоре после этого почувствовали себя довольно плохо. Сразу после взрыва мы ощутили тошноту».

Через полчаса вертолеты забрали солдат и доставили их во временный военный лагерь Дезерт-Рок, через который тогда проходили тысячи солдат на пути к полигону и обратно. Окрестные жители снова занялись своими делами - для них эта вспышка была обычным зрелищем.

Почти через четверть века Мартин Саймонис, ставший за это время специалистом по системному анализу, пришел к своему адвокату. Саймонис был обеспокоен состоянием здоровья. У него нашли повышенное содержание кальция в крови. Каждые полгода его проверяли на лейкемию. За последние четыре года он 10 раз был в больнице, один раз - по поводу операции на щитовидной железе. «Когда у меня повышается температура, - говорит он, - каждый раз бывает сердечный приступ». Только в 1976 г. Саймонис понял, что плохое состояние его здоровья связано со взрывом атомной бомбы, который он когда-то пережил. «Один из врачей все докапывался, отчего у меня в моем возрасте такой «дикий» состав крови. Все расспрашивал: может быть, мне слишком часто делали рентген зубов или щитовидной железы? Я рассказал, что присутствовал при испытаниях атомной бомбы, и тут ему все стало ясно».

Каждое посещение больницы стоило в среднем 4 тыс. долл., сказал Саймонис, а этого он не мог себе позволить. Когда он пожаловался на свое здоровье в Управление ветеранов (ведомство, которое должно заботиться обо всех отслуживших в американской армии), сотрудники «только устало улыбались». После этого Саймонис подал в суд на правительство США.

Более 17 лет, с 1945 по 1962 г., американские власти проводили испытания атомных бомб в атмосфере. 181 раз взорвались на полигонах в Тихом океане и на Юго-Западе США ядерные заряды. Согласно оценкам, около 400 тыс. солдат и служащих Комиссии по атомной энергии, а также неопределенное число гражданских лиц в широком радиусе вокруг полигонов подверглись при этом более или менее сильному облучению. Им говорили, что риска для здоровья практически нет. Недавно выяснилось, что кроме плановых экспериментов на людях бывали тогда и несчастные случаи, а предостережения о возможном вреде для здоровья часто оставлялись без внимания; тревожащие результаты научных исследований иногда прятались в сейфы или фальсифицировались.

Лишь около 600 жителей Невады, юга штата Юта и севера Аризоны добились от министерства энергетики США, которому стала подчиняться Комиссия по атомной энергии, возмещения убытков из-за вреда, нанесенного их здоровью излучением. Выплаченные суммы составили в общей сложности 0,5 млрд долл. Кроме того, около 400 бывших солдат предъявили иски Управлению ветеранов.

Так как лишь немногие из пострадавших гражданских лиц и солдат обследовались медиками на возможные последствия облучения, в каждом отдельном случае было нелегко подтвердить или опровергнуть связь состояния здоровья с облучением. Однако по мере того, как число исков о возмещении ущерба росло и факты все яснее доказывали, что испытания 50-60-х годов были вовсе не такими безопасными, как тогда полагали, давление общественности, требовавшей скорого и справедливого рассмотрения этих дел, нарастало.

С развитием атомного оружия стали учащаться несчастные случаи. Так, один служащий Комиссии по атомной энергии неожиданно подвергся при испытаниях водородной бомбы под кодовым названием «Шот Брейво» в 1954 г. непредвиденно сильному облучению от радиоактивных осадков. Из-за перемены в направлении ветра тогда подверглись, сильному облучению 23 японских рыбака, около 240 жителей Маршалловых островов и 28 американских солдат. Правительство США выплатило тогда японцам 2 млн долл. для возмещения убытков и гарантировало жителям Маршалловых островов бесплатную медицинскую помощь, а также материальную поддержку. Напротив, американских солдат только подлечили, после чего больше ни разу не обследовали.

Уже в 1951 г. в обширном районе пустыни Невада площадью 3500 км2 начались широкие ядерные испытания. Целую серию взрывов - от первого из них («Дог Эвент», 1951 г.) до последнего («Литтл Феллер-1», 1962 г.) - наблюдали с небольшого расстояния в общей сложности 80 тыс. американских солдат. Они находились или в окопах - менее чем в 2 км от эпицентра взрыва, или на открытой местности - в «целых» 23 км.

При многочисленных экспериментах солдаты вскоре после взрыва или проходили вблизи от эпицентра, или пролетали на вертолетах в нескольких сотнях метров от него. Какие дозы при этом они получали, трудно рассчитать. Во всяком случае гражданским лицам, находившимся в окрестностях, говорили, что выпадение радиоактивных осадков незначительно.

Но из документов становится ясно, что Комиссия по атомной энергии занижала опасность радиации. Например, измерения, проведенные в районе городка Сент-Джордж (штат Юта), показали, что только за четыре испытания в 1953 г. там выпало радиоактивных материалов больше, чем было высвобождено при испытаниях за первые восемь лет и четыре месяца атомной эры.

Некий Пол Купер вместе с более чем тремя тысячами других солдат наблюдал в 1957 г. взрыв атомной бомбы под кодовым названием «Шот Споки». По еще не остывшей земле он маршировал в направлении эпицентра. Через 20 лет он, умирая на больничной койке от лейкемии, боролся за денежную компенсацию, которую, по его мнению, ему должно было выплатить Управление ветеранов. Пресса подхватила его требования и открыла расследование случаев лейкемии среди участников испытания «Шот Смоки» через Национальный центр борьбы с болезнями. Как выяснилось, число жертв лейкемии среди участников испытаний оказалось значительно выше, чем в среднем по статистике среди населения. За десять недель до смерти Купер добился положительного решения о компенсации.

После этой юридической победы сотни ветеранов, прежде считавших, что заболевание раком - чистая случайность в их судьбе, стали обращаться в суд с требованием выплаты компенсации за ущерб. Но с 1967 г. лишь в 19 из 231 случая судебное решение было положительным. Дело в том, что нет строго научного критерия, позволяющего определить, отчего наступила болезнь. Управление ветеранов выплачивает возмещение лишь в тех случаях, когда симптомы болезни появились еще во время военной службы или в крайнем случае не позже, чем через год после демобилизации.

Но не только солдаты - и гражданские лица, особенно фермеры из Невады, Юты и Аризоны, стали жертвами ядерных испытаний. «Это, вероятно, самый чистый район во всех Соединенных Штатах, здесь нет никаких промышленных предприятий», - заявил бывший министр внутренних дел США Стюарт Юдолл, очертив на карте Юго-Запада страны дугу длиной 320 км. Дуга шла через Неваду, южную часть Юты и северную часть Аризоны, ограничивая сектор гор, долин и пастбищ, простирающийся далеко к северу и к востоку от ядерных полигонов в Неваде. По данным Юдолла, во время испытаний в этом районе жили 25 тыс. жителей. Большинство постоянных местных жителей - мормоны, которые не употребляют табака, кофе, не пьют алкогольных напитков, живут главным образом в сельской местности и потому должны быть менее подвержены раковым заболеваниям, чем в среднем население США.

Однако, начиная с 60-х годов, среди жителей региона отмечено значительное учащение раковых заболеваний. Стюарт Юдолл говорит, что причины ясны: «Это единственные люди в мире, годами получавшие радиоактивные вещества через пищевые цепи и на протяжении многих лет регулярно облучавшиеся радиацией от атомных взрывов. Это пока единственный в своем роде случай на нашей планете».

Летом 1980 г. «Комитет выживших» - группа жителей Невады, Юты и Аризоны - подал около 600 исков о возмещении ущерба министерству энергетики США. Адвокаты, нанятые комитетом, решили вести дела не по отдельности, а вместе, основываясь на том факте, что в этом районе заболеваемость оказалась выше средней. Об этом говорят и результаты исследования, проведенного Джозефом Лайоном, директором центра по изучению рака при университете штата Юта. Среди детей, родившихся в годы частых ядерных испытаний, заболевания лейкемией оказались в среднем в 2,5 раза чаще, чем среди детей других лет рождения.

Тем временем США пытались замести следы преступлений в Тихом океане. Так, на атолле Эниветок, где в 50-х годах было проведено 44 испытательных взрыва, было запланировано истратить 100 млн долл. на очистку островов от радиоактивности. Один из островов должен был остаться непригодным для жизни, так как на нем намеревались захоронить радиоактивные остатки, собранные на соседних островах. И снова твердили, что тысяча с лишним солдат и гражданских специалистов, участвующих в этой операции, не пострадают от облучения.