Кто пугает нас атомной энергией

Как обстоит дело в действительности с возможностью катастроф на атомных электростанциях? Профессор Рауш растолковывает: на средней атомной электростанции содержится около 109 кюри радиоактивных веществ. Это миллиард, то есть тысяча миллионов. Огромное число! Для сведения: уже одна тысячная доля кюри - милликюри - может вызвать у человека тяжелое заболевание. «Но совершенной чепухой было бы по чисто арифметическим соображениям заявить, что радиоактивные вещества одной атомной электростанции могут убить 1 000 000 000x1000, то есть 1 000 000 000 000 человек. С таким же успехом можно рассчитывать, сколько человек убьет содержимое шкафов одной аптеки, если его равномерно распределить среди жителей города, или сколько человек может убить запас свинца и кадмия, содержащийся в аккумуляторных батареях всей страны».

Но подобные арифметические упражнения, бессмысленные сами по себе, позволяют представить, как велико количество радиоактивных веществ, содержащихся на атомных электростанциях. Только надежная изоляция этих веществ спасает окружающее население от тяжелых нарушений здоровья, даже от смерти. Если бы действительно хоть один процент их вырвался наружу и распространился с ветром, последствия оказались бы катастрофическими. По оценкам, число смертей составило бы 1-10 тыс. сразу после катастрофы, а позднее от отдаленных последствий, в основном от рака еще 10-100 тыс.

О таких вещах трудно говорить без эмоций, основываясь только на данных науки. Но «надо ли опасаться, что подобное событие действительно может произойти, или оно настолько невероятно, что практически об этом нечего и думать? До сих пор специалисты по безопасности реакторов придерживались второго мнения. Неверно полагать, что все эти специалисты находятся на службе у крупных фирм, производящих атомные реакторы, или у энергетических концернов, продающих энергию, получаемую с помощью этих реакторов». Члены этих организаций не обязательно зависят от промышленности. Это скорее группы советников при министерствах ФРГ, как, например, комиссии по безопасности реакторов при министерстве внутренних дел. Такие группы, консультирующие правительство, имеются и в других странах. Было бы абсурдно говорить об их полной независимости, но тем не менее называемые ими проценты риска не представляют собой «целенаправленной пропаганды», а соответствуют действительности или по крайней мере если они оспариваемы, то только посредством научных аргументов.

«Согласно расчетам, одна катастрофа может произойти раз в 107-108 лет работы реактора, то есть раз в 10- 100 млн лет. Сделаем пересчет для условий ФРГ. Если здесь будет работать сто АЭС, то катастроф можно ожидать раз в 100 000-1 000 000 лет...»

Аварии на ядерных реакторах имеют такую же долю вероятности, как и многие другие технические аварии: она тем больше, чем менее серьезна авария. Мелкие неполадки наиболее вероятны, зато возможный вред от них минимален, а более серьезные аварии очень маловероятны, но риск для здоровья населения от них уже больше; серьезные катастрофы крайне редки, но последствия их могут быть весьма неприятными.

Специалист по радиобиологии Рауш приводит такое сравнение. Ежегодно в ФРГ из-за дорожно-транспортных происшествий гибнет 14-16 тыс. человек, то есть приблизительно 40 смертей ежедневно, в час примерно два человека, не считая множества ранений и увечий. «Это очень много, и цифры эти широко известны, тем не менее никто не считает положение катастрофическим. Если суммировать эти несчастья за несколько лет, получится количество жертв, вполне соответствующее потерям при возможной катастрофе реактора. Ежегодная гибель 14-16 тыс. человек на дорогах и улицах нам, так сказать, гарантирована, а катастрофа ядерного реактора крайне маловероятна.

Насколько оправданны эти жертвы? Транспорт нам жизненно необходим. А нужно ли нам так много электроэнергии? Нельзя ли где-то сэкономить и отказаться от строительства АЭС? Можно, конечно, если бы население согласилось предпринять некоторые существенные изменения в привычном образе жизни. Но с другой стороны, нельзя ли сэкономить и на транспорте? Отказаться от лишних автомобильных поездок, больше использовать городской общественный транспорт и электрички, водить осторожнее, решительно отказаться от алкоголя за рулем? Конечно, можно. Здесь не место подробнее входить в проблемы безопасности движения. Этими краткими замечаниями я хотел лишь показать, что нет смысла протестовать против риска, связанного с атомной энергетикой, не оценив критически свое отношение к другим источникам риска в нашей жизни».