Кошмар миллибаров

В сравнении с катастрофой на АЭС опасность от ее нормального функционирования мала, даже если сопоставлять ее с риском от других источников излучения, как естественных, так и искусственных, действию которых все мы подвергаемся более или менее неизбежно. Тем не менее, в фокусе пропагандистских усилий противников ядерной энергетики многие годы стоял якобы непереносимый риск от излучения, возникающего при нормальной работе АЭС. Лишь в последние годы на передний план вышли другие аргументы: безопасность реакторов, особенно надежность охлаждения активной зоны, вопросы хранения радиоактивных отходов, технология реакторов-размножителей и возможные социальные последствия необходимого строгого контроля за работой АЭС. Но и сейчас продолжаются споры о якобы высоком риске облучения при нормальной работе атомных электростанций.

Как заверяет Рауш, он не завербован сторонниками АЭС или крупными энергетическими компаниями. Он лишь хочет показать, «насколько демагогично и корыстно сторонники различных партий манипулируют сознанием простого гражданина, не разбирающегося в сущности вопроса. Противники атомной энергетики грешили в этом отношении гораздо больше всех ее сторонников, включая тех, кто получает прибыль от строительства и эксплуатации АЭС.

При этом пропагандисты злоупотребляли «разговорчивостью» радиобиологов, которые, всегда честно отвечая на вопрос об опасности малых доз радиации, утверждали, что любая, сколь угодно малая доза может оказать биологическое действие и потому в принципе может быть опасной. Это положение толковали буквально, без оговорок, поддерживая его с помощью широко распространившейся установки: радиация очень опасна. Но ведь в жизни очень много опасных предметов или явлений: опасно и родиться, и пойти в школу, и заниматься спортом и домашним хозяйством; свои опасности есть у большинства профессий, опасны иногда и самые безобидные заболевания - все это лишь несколько примеров». Ключевой вопрос в том, полезно ли для общества распространять такие представления, не разъясняя, что опасность от радиации можно оценить только в сравнении с другими опасностями.

О величине риска говорит размер дозы облучения. Каждый из нас воспримет как возмутительный произвол, если у него отберут ни за что ни про что тысячу марок. Отдать же один пфенниг - пожалуйста, вряд ли кто-нибудь возразит. «Пфенниг в 100 000 раз меньше, чем 1000 марок. Конечно, произвол оскорбителен в любом случае, но надо реалистично подходить к цифрам».

За год люди, живущие вблизи АЭС, не должны получить больше 60 мбэр. Величина этой дозы становится ясной только при сравнении со следующими данными.

Около 7 млн мбэр - доза, которой достаточно, чтобы при лучевой терапии рака за несколько недель уничтожить злокачественную опухоль.

Около 400 000 мбэр - доза облучения всего тела, полученная за один раз, убьет примерно 50 из 100 человек за месяц, а из переживших такое облучение многие умрут через несколько лет.

50 000 мбэр - по международным нормам такая доза облучения отдельных органов допустима за год для тех, кто в своей работе встречается с опасностью облучения.

Около 10 000 мбэр - доза, полученная за короткий срок, приводит к временным нарушениям деления некоторых особо чувствительных клеток тела.

5000 мбэр - максимальная доза облучения всего тела за год, допустимая по международным нормам для людей, работающих с радиацией.

Около 5-10 000 мбэр - таково облучение отдельных органов при обычных рентгеновских обследованиях.

500 мбэр - принятая международная средняя годовая норма облучения всего тела для людей, работающих с радиацией.

Около 200 мбэр - такова средняя ежегодная радиационная нагрузка населения ФРГ от медицинских рентгеновских обследований.

Около 100 мбэр в год - естественная радиационная нагрузка, которой подвергается человечество на протяжении веков и тысячелетий. Эта естественная нагрузка колеблется в разных районах ФРГ примерно на 5-20 мбэр в зависимости от высоты над уровнем моря, состава почвы, от материала, из которого построены дома.

60 мбэр, повторим, - это максимальный порог дозы, которую может получить за год человек, живущий вблизи АЭС.

Многие ли из нас, спрашивает Рауш, знакомы с этими цифрами, многие ли располагают специальными знаниями, позволяющими «внутренне сопротивляться ложным толкованиям или открыто выступить против демагогической манипуляции общественным мнением? Отсутствием знаний постоянно пользуются те, кому это выгодно. Особенно печально, когда увенчанные академическими титулами специалисты по радиации выступают публично, казалось бы, в защиту широкой общественности, обманутой правительством и крупными предпринимателями, но на самом деле вводят ее в заблуждение. Это становится ясно, если рассмотреть некоторые из таких заявлений в свете приведенной выше шкалы доз».

Так, серьезно выдвигалось требование пересмотреть установленную пороговую годовую дозу в 60 мбэр для живущих вокруг АЭС и снизить ее в среднем до 1 мбэр. Но такая мера имела бы весьма кризисные последствия.

Пришлось бы начать «операцию века» - переселение жителей из тех областей ФРГ, где естественное облучение сильно превышает эту дозу. Районы пришлось бы объявить запретными, посещать их можно было бы лишь ненадолго, вооружившись счетчиком Гейгера. А детей и беременных женщин в такие места вообще пускать было бы нельзя.

Перед посадкой на самолет пришлось бы опрашивать всех женщин, находящихся в возрасте, когда возможно рождение детей, не беременны ли они, и в случае положительного ответа запрещать им полет. Известно ведь, что на высотах, где летают самолеты, радиация усилена за счет космических лучей. Миллионы домов пришлось бы снести, так как в строительных материалах, из которых они сложены, содержание естественных радиоактивных веществ значительно выше нормы. Дома пришлось бы заменить новыми, построенными из «чистых» материалов, а обломки старых домов с большими предосторожностями, как радиоактивные отходы, закопать поглубже. Большинство угольных электростанций пришлось бы закрыть, так как в их золе, разлетающейся с дымом, содержится примесь радиоактивных веществ.

Список таких мер можно было бы расширить, и отсюда ясно, насколько неразумно предложение снизить допустимую годовую дозу до 1 мбэр. «В этом случае научные знания демагогически употребили против недостаточно информированной общественности. Целью этой операции было уничтожить ненавистную ядерную энергию, не стесняясь в выборе средств. Ведь каждому специалисту ясно, что при такой низкой пороговой дозе ядерные электростанции не смогли бы работать. Образно говоря, эти агитаторы выбрали из кучи белых, зеленых и красных шаров шары одного цвета и представили их публике как «неоспоримый факт».