«В Гаррисберге не было никакой катастрофы»

Реакцию широкой общественности на события в Гаррисберге отражает, например, сообщение агентства АП от 1 апреля 1979 г.: «В последние дни весь мир озабочен еще неясными возможными последствиями аварии на АЭС. В ряде европейских и других стран союзы охраны природы и критики ядерной энергетики потребовали немедленного прекращения строительства новых АЭС и остановки уже существующих. Многие политики выразили сомнение в том, следует ли продолжать придерживаться выбранного пути в энергетике, а именно плана перевода всей мировой энергетики на ядерное горючее. Председатель фракции демократов в американском сенате Берд заявил в субботу, на пресс-конференции в Вашингтоне, что несчастье в Гаррисберге поколебало веру общественности в ядерную энергию и доказало необходимость перехода на более безопасные источники энергии. Во всяком случае уже ясно, сказал сенатор, что вопросам безопасности реакторов надо уделять больше внимания».

Совсем иное мнение высказал на другой день, 2 апреля 1979 г., сэр Френсис Том, председатель британского союза производителей электроэнергии. По его мнению, мировая печать слишком остро реагировала на мелкие неполадки, случившиеся на АЭС. Сообщения о катастрофе - всего лишь попытки раздуть сенсацию. Этот английский специалист по атомной энергии заявил, что за последние 25 лет нет ни одного документированного случая гибели человека от сил атома. У человечества, сказал Том, просто нет иного выхода, мак заполнить прорехи в своих энергетических потребностях энергией от атомных электростанций.

На европейском Конгрессе по атомной энергии, проходившем в Гамбурге в начале мая 1979 г., американский физик Милтон Левенсон заявил, что авария на АЭС «Тримайл-Айленд» близ Гаррисберга «далеко не достигла таких масштабов, чтобы ее можно было назвать катастрофой». Опасности взрыва корпуса реактора не было. Несмотря на то что вода из системы охлаждения ядра реактора почти вытекла и охлаждение отсутствовало не менее 30 минут, топливные элементы не расплавились, а лишь «спеклись».

Левенсон, в дни аварии бывший в Гаррисберге независимым наблюдателем и советником, считает, что перегретая вода стала реагировать с цирконием, который содержится в оболочке топливных элементов реактора. При реакции возник водород, но для взрыва сосуда реактора водород должен был бы смешаться в нем с кислородом воздуха, образовав гремучий газ, а этого не произошло.

Правда, водород, выйдя в здание реактора, смешался с кислородом воздуха, и произошел небольшой хлопок, но он ничего не повредил. Даже если бы взорвался весь водород, выделившийся при реакции воды с цирконием, такой взрыв не мог бы разрушить здание реактора. Левенсон заключил: разрабатывая меры безопасности АЭС, надо меньше обращать внимание на такие маловероятные случаи, как падение самолета на АЭС, землетрясение или взрыв газа, а больше - на такие простые вопросы, что, например, произойдет, если заработает насос, который не должен работать?

По мнению радиобиолога профессора Людвига Рауша, общественность прореагировала на аварию в Гаррисберге слишком быстро и слишком огульно. «Но можно ли ее упрекнуть за это? Как может человек, едва ли способный понять разницу между водяным реактором высокого давления и реактором на кипящей воде, разобраться, возникла ли авария из-за неверного расчета безопасности, или из-за ошибки персонала, или из-за совпадения этих двух причин? Как может общественность, не зная мер безопасности, принятых на АЭС в США и в ФРГ, судить о том, возможно ли повторение этого самого серьезного несчастного случая в истории атомной энергетики в ФРГ? Теперь нам долго придется жить с этими страхами. Развеять их-дело не только разъяснительной пропаганды, страхи гнездятся слишком глубоко...»

Взрыв атомной электростанции вызывает страх у любого гражданина ФРГ. Это уже привело в одном случае к тому, что суд предписал ввести на атомной электростанции дополнительное защитное устройство против взрыва реактора, хотя специалисты утверждали, что безопасность не станет больше. Пропаганда, которую многие годы вели противники атомной энергетики, оказала воздействие на умы, пробудила страх перед скрытой угрозой.