Реке делают искусственное дыхание

Речные суда ежегодно сбрасывают в реки тонны так называемых льяльных вод. Так называется вода, скапливающаяся в льяле - специальном пространстве в трюме. Эта вода, просачивающаяся через швы корпуса, конденсирующаяся на стенках трюма и попадающая в трюм с палубы во время дождя, сильно загрязнена остатками топлива и смазочных материалов. Ее откачивание за борт очень вредит водоему. Литр нефтепродукта может испортить миллион литров воды. В последние годы на Рейне и Везере плавают специальные суда, собирающие из трюмов других судов льяльные воды, чтобы предотвратить загрязнение рек. В 1978 г. на Рейне было собрано 9317 т льяльных вод, на Везере - 485 т.

Но сколько все же утекло в реки, вода которых все чаще становится исходным «сырьем» для наших водопроводов? Только на рейнском флоте ежегодно образуется около 20 млн. л. льяльных вод!

Всего в немецкие реки поступает более 1500 разных химикатов. Вопрос о том, какие долгосрочные последствия будет иметь прохождение этих веществ по пищевым цепям, еще почти не изучен. Если эти соединения попадают со свалок в грунтовые воды, последствия могут быть самыми тяжелыми. Насколько ухудшилось качество запасов питьевой воды, можно понять по числу видов рыб, которые исчезли из водоемов. В Эльбе раньше было 20 видов рыб, сейчас здесь обитают только угорь, речная камбала и корюшка. При этом у 28% молоди угрей обнаружены опухоли кожи.

Министерство сельского хозяйства Шлезвиг-Гольштейна заявило, что в массовой гибели рыбы в низовьях Эльбы, у Брокдорфа, в мае 1978 г. были виноваты неблагоприятные погодные условия. Но год спустя группа исследователей из Гамбургского университета пришла к совершенно иному выводу: рыба погибла от нехватки кислорода, которая была вызвана появлением в воде больших количеств железа (в 100 раз выше нормы), попавшего сюда из сбросовых вод немецкой промышленности.

Засушливым летом 1976 г. реке Везеру делали «искусственное дыхание» сжатым кислородом. На меньших реках устраивают «искусственные водопады», где вода, падая с небольших ступеней, бурлит и захватывает кислород из воздуха. До того как берега этих рек были забетонированы, воду насыщала кислородом прибрежная растительность. Только после 1970 г., объявленного Европейским годом защиты природы, около 7 тыс. км рек и ручьев были превращены в каналы.

В Рейне тоже становится все меньше рыбы. Когда летом 1978 г. после тридцатилетнего перерыва на Рейне был снова пойман лосось, правительственное пресс-бюро, перечислив 14 еще имеющихся в Рейне видов рыбы, от пескаря до лосося, заверило: «В Рейне снова можно купаться».

Спустя несколько месяцев 80 ученых опровергли это оптимистическое заявление Бонна. Специалисты из Голландии, Франции и ФРГ отметили, что Рейн продолжает оставаться «химической клоакой». И это несмотря на то, что в последние годы на берегах реки введено в строй свыше 700 очистных сооружений для обезвреживания сточных вод, в том числе самый крупный в мире очистный комплекс, используемый совместно химическим концерном БАСФ и городом Людвигсхафеном. (Комплекс обошелся в 300 млн марок, а расходы на его эксплуатацию уже в 1976 г. превзошли сумму дивидендов этого акционерного общества.)

И все же министерство науки ФРГ уверенно смотрит в будущее. В июне 1980 г. оно заявило, что вода из Рейна и далее будет «после необходимой обработки» использоваться для подачи в городские водопроводы. Качество рейнской воды, как было сказано в заявлении, улучшилось за последние годы. Опасность того, что придется отказаться от использования этой воды для питья, кажется, миновала. Положительные результаты, по мнению министерства, дало строительство очистных сооружений и разработка новых методов очистки сточных вод. Как подчеркивалось в заявлении, особое внимание будет обращаться не только на новые методы подготовки воды для подачи в водопровод, но и на способы защиты речных вод от загрязнения, особенно на методы очистки промышленных стоков.

Самая отравленная немецкая река-Везер. Река Верра несет в Везер соленую воду из находящихся в ГДР разработок калийной соли. Чтобы довезти сбрасываемую в воду Верры соль до Северного моря, куда она попадает с водами Везера, пришлось бы каждые 55 минут отправлять к морю товарный поезд из 40 вагонов грузоподъемностью по 15 т! Для рыбы такая высокая концентрация соли смертельна. Рыбам нужна вода с содержанием кислорода не менее 2 мг/л, а из-за соли содержание его падает ниже этого предела.

Из 64 видов рыб, когда-то живших в Верре, сейчас осталась лишь дюжина. Эти виды так приспособились к соленой воде, что их клетки лопаются, если перенести их в чистую воду. В середине зимы в Везере как-то наблюдалась беспричинная гибель рыбы. Оказалось, что в рождественские каникулы был сделан перерыв в работе калийных рудников. Рыба дохла от того, что вода на несколько дней стала чистой.

В Майне ниже Франкфурта живут лишь немногие особо выносливые виды рыб. На карте водных ресурсов ФРГ этот участок отмечен темно-красным цветом, что означает: «вода IV класса качества - чрезмерно загрязненная». Легенда к этому участку карты читается как описание вымершей планеты: «...здесь обитают в основном бактерии, жгутиковые и свободно живущие инфузории; при сильном токсическом загрязнении всякая жизнь отсутствует».

На том же отрезке реки близ Франкфурта стоит химический завод фирмы «Хехст». В середине 1978 г. предприятие заключило соглашение с землей Гессен. По соглашению, разрешается ежедневно сбрасывать в реки 864 т хлорида, что равнозначно 30 товарным вагонам. По мнению руководства химического концерна, соглашение, действительное до 31 декабря 1999 г., служит «борьбе с безработицей».

Уже более десяти лет и сам город Франкфурт относится к крупным загрязнителям Майна. Из-за неудовлетворительного состояния очистных сооружений в реку ежедневно отводится свыше 7200 м3 ядовитых осадков. Правда, предполагается поправить положение: запланировано потратить на улучшение очистки 450 млн марок.

Засоление рек, о котором мы уже говорили, стоит рассмотреть подробнее. Соль может поступать в речную воду из различных источников: вымываться из геологических отложений, притекать с водой минеральных источников, с бытовыми стоками, с талой водой, несущей соль, которой посыпали дороги зимой, с водой, стекающей с полей, удобренных минеральными солями; соли часто содержатся и в сточных водах промышленных предприятий, особенно рудников и химических комбинатов. Но сильное засоление воды, которое можно почувствовать на вкус, встречается лишь в некоторых реках: Рейне, Мозеле, Верре, Везере, в нижнем течении Липпе.

Соль попадает в рейнскую воду главным образом со сточными водами рудников и ряда других промышленных предприятий (поваренная соль) и с отходами производства соли (хлористый кальций). Примерно половину солевой нагрузки на реки ФРГ создают отходы калийных рудников в Эльзасе (Франция), другая половина поступает от промышленности ФРГ. В 1972 г. содержание хлоридов в рейнской воде колебалось от 60 до 340 мг хлора на один литр. Считается, что для питья пригодна вода с содержанием хлора не более 200 мг/л.

Как уже отмечалось, засоленность вод Верры и Везера значительно выше средней. В устье Везера содержание хлоридов примерно в 10 раз больше, чем в воде Рейна. Эта соль идет в основном из калийных разработок в Тюрингии.

Высокие концентрации хлоридов вредны для растений. Так, голландцы жалуются, что орошение огородов и теплиц рейнской водой приводит к большим потерям урожая. Несомненно и то, что вода, насыщенная солями, вызывает быструю коррозию водопроводных труб, систем охлаждения и систем замкнутого оборота технической воды в промышленности и на электростанциях.