Пессимистичекие прогнозы

Согласно пессимистическому прогнозу известного французского океанолога Жака Кусто, есть опасение, что к концу нашего века жизнь в океане прекратится, если крупные державы с развитыми промышленностью и туризмом не прекратят отравление морей. Особенно большой опасности подвергается Средиземное море, где все сильнее страдают от загрязнения обширные участки побережья французской и итальянской Ривьеры, а также пляжи Адриатического моря. Запрещено купание на многих пляжах, где загрязненная вода может вызвать тяжелые заболевания. Купание пришлось запретить на многих участках побережья Северного моря: на пляжах островов Фер, Айдер, Амрум и Зильт. Неважной рекламой приморских курортов ФРГ служат данные научных исследований, говорящие о наличии в море сальмонеллы и кишечных палочек, попавших в воду главным образом со сточными водами.

Как полагает гидробиолог из Киля Эберхард Дрешер, состояние моря можно определить как «биологическую мину замедленного действия», часы которой отсчитывают минуты; море может стать таким же лишенным всякой жизни, какцми стали некоторые реки и озера.

Рассматривать ли мрачные пророчества как верный прогноз или как простую попытку запугать кого-то? Неужели неукротимое Северное море, само тысячелетиями губившее моряков, может быть погублено человеком? Разве оно не остается одним из самых богатых рыбой морей в мире? Его огромное водное пространство простирается от Ла-Манша до Каттегата, от Куксхафена до Шетландских островов и составляет 525 000 км2. И разве 54 млрд т его соленой воды не перемешиваются постоянно штормами, не обновляются дважды в сутки отливами и приливами, которые приносят к берегам так много свежей океанической воды, что любые яды могут быстро рассеяться и пропасть совсем?

Однако, по данным океанологов, активность процессов самоочищения Северного моря у берегов всех прилегающих к нему стран - ФРГ, Нидерландов, Бельгии, Франции, Англии, Норвегии и Дании - до сего времени значительно переоценивалась. Средняя глубина моря ближе к берегам (на шельфе) - 80 м, на Доггер-банке - даже 20 м, так что в сравнении с Атлантикой (средняя глубина 3500 м) это прямо-таки чайное блюдце. Реки, впадающие в Северное море, будь то Рейн или Везер, Эльба или Темза, давно уже несут в него не чистую воду, а тонны грязи и отбросов. Даже океаническая вода вряд ли способна справиться с такими ядами, как мышьяк или цианистый калий.

Хотя приливы и отливы в Северном море действительно гораздо более сильны, чем, скажем, в Балтийском, они не приводят к полной смене воды. Не помогают и штормовые волны: водные массы лишь колеблются, но не перемешиваются. Океанологи сравнивают этот процесс с волнами на пшеничном поле: ветер лишь качает верхушки колосьев, гонит по полю «волны», но не может сдвинуть растения с места.

Кроме того, Северное море сейчас так усеяно буровыми вышками для добычи нефти и газа, в нем так много танкеров и судов, перевозящих ядовитые вещества, что по химическому загрязнению с ним не сравнится ни одно другое море Земли. С юга море окружено крупными портами - это Лондон, Амстердам, Антверпен, Роттердам, Бремен, Гамбург вместе с их электростанциями, промышленными районами... Только на побережье ФРГ вырастают новые промышленные районы, по площади равные Рурской области. Вопреки распространенному мнению Северное море с каймой ваттов - тянущихся вдоль берега песчаных отмелей, местами достигающих ширины 15 км, - очень нежная, чувствительная к нарушениям система. К такому выводу пришел морской биолог из Вильгельмсхафена Дитер Деррис. Даже малейшие вмешательства в эту систему могут привести к огромным последствиям. «Любое отдельно взятое нарушение еще по силам морю, но в совокупности они превосходят его возможности к восстановлению равновесия».