Когда природа сама себя загрязняет

Как уже говорилось, большая часть попадающей в море нефти поступает из городов, с промышленных предприятий, стоящих на берегах морей и рек. Эти поступления дают 44% нефти, загрязняющей океан. Чтобы сократить загрязнение, необходимы совместные усилия миллионов потребителей жидкого топлива. Соответствующие законы должны принять сто с лишним государств, примыкающих к морям или стоящих на крупных реках, впадающих в море. Так что ожидать в этой области быстрых и устойчивых результатов не приходится. Но первые шаги в этом направлении уже предприняты в разных странах, в том числе в США и Западной Европе.

Еще 26% нефти попадает в океан с буровых установок и танкеров. Но лишь седьмая часть этого количества - в результате аварий. Для безопасности плавания пустые танки при порожнем рейсе требуется заливать морской водой в качестве балласта. Раньше эту смешанную с остатками нефти воду просто сливали за борт. Теперь международными соглашениями, достигнутыми в рамках ООН, установлены запретные зоны, где не разрешается ее сбрасывать в море; указаны также максимально допустимые количества таких вод для тех районов, где их сброс разрешен. Поставлена цель в дальнейшем распространить запрет на весь Мировой океан. Кроме того, для танкеров разработана так называемая система ЛОТ (сокращение от английских слов Load on the Top - погрузка сверху). Смесь воды с нефтью откачивается в специальный танк, где нефть отделяется, а вода, ставшая почти чистой, сбрасывается в море. Оставшаяся в танке нефть смешивается с новым грузом нефти. Эта система сейчас внедрена примерно на 80% мирового парка танкеров, и благодаря ей океаны ежегодно спасаются от лишних 5 млн т нефти.

Насколько успешна система ЛОТ, видно и из следующих данных: танкеры, на которых она применяется, а они составляют 80% танкеров мира, сбрасывают в море ежегодно лишь 300 тыс. т нефти, а остальные, где система не применяется, почти в 3 раза больше, а именно 800 тыс. т. Итак, в борьбе за чистоту океана есть еще резервы, и чем скорее мы их используем, тем лучше.

Совершенствуя конструкцию танкеров, их двигательные установки, управление, навигационные и вспомогательные приборы, международное законодательство и подготовку экипажей, можно добиться значительного уменьшения аварийности танкеров. В общем можно сказать, что за последние годы на этом пути сделаны важные успехи. И все же вряд ли когда-либо удастся добиться стопроцентной безопасности мореплавания и полностью исключить возможность таких катастроф, как, например, случившаяся с танкером «Амоко Кадис» 17 марта 1978 г. у Бреста (Франция). К сожалению, такие происшествия возможны и в будущем.

Недавно американские ученые открыли еще один источник загрязнения моря нефтью: это сама природа. Группа химиков из Национального управления по исследованию океанов и атмосферы сообщила в американском научном журнале «Сайенс», что из подводных нефтяных месторождений за год просачивается в воду значительно больше нефти, чем попадает ее в море при всех авариях танкеров.

Это явление было обнаружено случайно. Во время экспедиции на корабле «Рисерчер» в феврале-марте 1978 г. ученые нашли на глубине 200 м необычайно высокие концентрации нефти - 3-12 мг на 1 л воды. Химические и физические анализы показали, что эта нефть пробыла в море один-два года. Исследования на газовом хроматографе доказали, что найденная нефть не представляет собой загрязнения, попавшего в воду с самого экспедиционного судна.

К удивлению химиков, первый случай обнаружения нефти на глубине оказался не единичным: следуя через Карибское море к берегам Венесуэлы, на протяжении 800 миль они продолжали обнаруживать нефтяной след, тянущийся под водой. Экспедиция, будучи ограничена во времени и не имея поддержки от других судов, не смогла точно определить протяженность нефтеносного слоя воды. Однако исследователи рассчитали, что если этот слой имеет ширину всего в одну морскую милю и толщину 100 м, то при длине в 800 миль в нем заключено свыше миллиарда литров нефти! По сравнению с таким количеством все аварии танкеров «производят» лишь «капли» нефти. По мнению американских ученых, подобные нефтеносные слои воды - нередкое явление. Вероятно, не только из прибрежных акваторий Венесуэлы, где под морским дном имеются залежи нефти, но и из других районов в океан попадают огромные массы «черного золота».

Но насколько сильно океанологические исследования еще зависят от удачи и случайности, показала экспедиция, проведенная в январе 1979 г. Когда Национальное управление по исследованию океанов и атмосферы вознамерилось определить точные размеры нефтеносного слоя, обнаружилось, что в семи точках океана, где в прошлом году проводились анализы, нет ни капли нефти!

Во всяком случае содержание примесей нефти в глубинной океанической воде показало, что естественное загрязнение морей нефтью, просачивающейся из подводных месторождений, может быть гораздо более значительным, чем считалось до недавних пор. Это естественное загрязнение возникает из-за процессов эрозии морского дна, постоянных изменений его поверхности. Но, как уже говорилось, просачивающаяся нефть, как и та, что вылилась в море из танкеров, уничтожается в конце концов морскими микроорганизмами.