Вторичное использование отходов

«Не будь глупцом, выбирай бутылку!» - такими плакатами, развешанными в крупных продовольственных магазинах трех городов - Кельна, Дюссельдорфа и Бонна, молочная компания «Рейнланд» старалась побудить покупателей брать с полок не популярные в последнее время картонно-пластиковые пакеты, а старомодные стеклянные бутылки с молоком или хотя бы их новейший вариант - пластмассовые бутылки, небьющиеся и способные совершать многократные обороты между молокозаводом, магазином и домом потребителя. Этой рекламной акцией, поддержанной правительством, компания пыталась уменьшить объем городского мусора, а к тому же сэкономить сырье и энергию. Покупателям раздавались листовки, в которых разъяснялось, что в стране накапливаются огромные горы молочных пакетов и положение становится угрожающим. Ежегодно в стране продается 3 млрд л молока, причем более 99% этого количества - в упаковках однократного пользования. В обычные стеклянные бутылки разливается менее 1% молока.

Раньше молоко продавали только в стеклянных бутылках, но с наступлением эры пластмасс бутылка сменилась упаковками однократного пользования. Покупатель просто выбрасывает пустой пакет, а магазинам не приходится возиться с залоговой стоимостью и с приемом пустых бутылок. Но сейчас торговля и промышленность стараются вернуться к обычной бутылке, так как сырье для молочных пакетов - бумага и нефть - все дорожают.

Горы мусора увеличивает и так называемая одноразовая стеклянная бутылка. Вследствие быстрого экономического роста, наблюдавшегося в ФРГ в 1950-1970 гг., среди населения стала распространяться «мода на выбрасывание», совершенно чуждая прежним поколениям. Соображения типа «ведь эта вещь стоила денег, она еще может послужить, зачем же ее выбрасывать?» вдруг стали казаться «старомодными», «бабушкиными». Сделать новую вещь, по мнению многих, проще и дешевле, чем исправить небольшую поломку старого изделия. И вот среди прочих новшеств появились стеклянные бутылки однократного пользования, которые в отличие от старой бутылки, рассчитанной в среднем на 40 наполнений, предназначены для мусорной кучи сразу же, как только такая бутылка опустошена.

Руководитель гамбургского управления санитарной очистки города подсчитал еще в 1970 г., что только введение таких одноразовых бутылок заставило городские власти Гамбурга закупить 58 тыс. лишних мусорных контейнеров объемом по 110 л, 23 новых мусоровоза, а также нанять 140 мусорщиков. Итак, одноразовая бутылка, восхваляемая промышленностью за «дешевизну», оказалась причиной лишних поборов с горожан.

В твердых бытовых отходах, полученных в стране в 1975 г., около 2,6 млн т составило стекло. Теоретически все стеклянные заводы могут принять для переплавки около 20% этой массы. В 1979 г. вторичному использованию подверглось в общей сложности 410 тыс. т старого стекла. Эта доля должна повышаться. Чтобы вторичное использование стекла стало выгодным, необходима предварительная сортировка в местах сбора. В некоторых городах страны во дворах уже ставят отдельные контейнеры для цветных и бесцветных бутылок. В 1978 г. 80 частных предприятий по сбору утиля, собирая старое стекло в примерно 15 тыс. контейнеров, сотрудничали с заводами, выпускающими стеклотару.

В этой связи интересен эксперимент, проведенный в августе 1980 г. эссенским филиалом фирмы «Кока-кола» и химической фирмой «Хехст» (Франкфурт-на-Майне). В Северном Рейн-Вестфалии начали вводить в пользование двухлитровую бутыль из полиэфирной пластмассы, за которую покупатель платит 30 пфеннигов, возвращаемых ему при сдаче пустой бутылки. Правда, собранные пластмассовые бутылки не наполняются вторично кока-колой, так как не решена проблема мытья таких сосудов. Но и в мусор они не идут. Пластмасса идет в переплавку, при которой теряется всего 20% ее массы. Из полученной пластмассы можно отливать под давлением различные детали или предметы ширпотреба, или, проведя ее через многоступенчатую переработку, превратить в волокна и нити, из которых делают, например, дамские блузки или мужские сорочки.

С проблемой мусора тесно смыкается проблема устранения канализационного ила (осадка сточных вод). В коммунальных очистных сооружениях сточные воды от одного горожанина за год образуют 480 л ила со средней влажностью 5%. Это дает по стране за год 42-45 млн м3 свежего влажного ила. После обработки влажность ила уменьшается до 5%, а объем - до 24-30 млн м3. Когда вся страна будет охвачена современными системами механическо-биологической очистки сточных вод, бытовые сточные воды будут давать в год 50 млн м3 осадков, а промышленные - 30 млн м3. Такую массу надо будет переработать, не нанося ущерба окружающей среде, причем ценные его компоненты - органические соединения, фосфор и азот - вернуть в биологический круговорот. Необходимо будет повысить использование осадка сточных вод в сельском хозяйстве, куда ныне идет около 40% всего количества. Но для этого придется улучшить качество осадка, добиться устранения из него ядовитых веществ.

Укажем на многообещающий новый путь, ведущий к решению этой задачи. В ноябре 1980 г. всеобщий интерес вызвало сообщение из Стэнфордского научно-исследовательского института (США) о том, что в сотрудничестве со Стэнфордским университетом здесь выведены особые микробы, способные уничтожать ядовитые отходы. В перспективе такие микробы могут содержаться в специальных замкнутых «биореакторах», куда им в качестве пищи будут подаваться вредные отходы. А может быть, такими микробами будут засевать особо загрязненные участки почвы или водоемы.