Не только в наше время

Изменение природы человеком началось еще раньше, в те времена, которые не оставили о себе ни документов, ни Далмацияматериальных остатков. На вопрос о том, когда же человек начал изменять природу, Пол Эрлих ответил однажды так:

- Точно сказать я не могу, но это произошло, видимо, от пятнадцати до двадцати пяти тысяч лет назад. Все началось тогда, когда первый крестьянин бросил в почву первое зерно в надежде, что оно даст новое растение и принесет ему двадцать новых зерен. А еще раньше человек был собирателем и охотником, и со своими нуждами и способами их удовлетворения он встраивался в уже существующую систему природы. Теперь же человек, посеяв первое зерно, начал систематическое преобразование природы.

Что его вынудило к этому? Он хотел увеличить свои шансы на выживание и размножение. Он не понимал, что одновременно начал подрывать такими действиями основы своего существования.

Человек еще не осознавал, что начал готовить себе большие несчастья. Напротив, он, должно быть, казался себе очень умным. Да и было чему радоваться: используя первые простые законы природы и их действие, он в самом деле увеличил запас пищи для себя и своего потомства. Неудивительно, что первые демографические взрывы произошли там, где условия для примитивного сельского хозяйства были особенно подходящими, - в долинах рек, например, в Китае, на Ближнем Востоке, вдоль Евфрата и Тигра, а также в нижнем течении Нила.

Плодородные поля Вавилона и Египта могли прокормить так много людей, что там возникли первые мощные государства, сумевшие своими огромными войсками подчинить себе полуголодных кочевников окрестных областей. Но расцвет сельского хозяйства требовал жертв. Так, падение ассиро-вавилонской цивилизации частично объясняется засолением плодородных земель междуречья Тигра и Евфрата, а засоление было вызвано неправильным орошением.

Среди других экологических катастроф древности можно вспомнить свирепые эпидемии, бушевавшие в античных городах. Об этом сохранилось немало документальных свидетельств. Так, во время Пелопоннесской войны (431-404 гг. до н. э.) в Афинах бушевала чума. Эпидемии, не раз повторявшиеся и в других городах и странах, во многом были связаны с антисанитарными условиями в поселениях человека.

Туристы, посещающие Югославию, особенно Далмацию, где они видят обширные карстовые районы, заблуждаются, думая, что так они выглядели всегда. На самом деле когда-то эти горы были покрыты густым лесом, а карстовые процессы начались только во времена Древнего Рима, когда лес нерасчетливо вырубался. Никто не думал, что вырубка леса приведет к эрозии и плодородная почва будет унесена водой и ветром. Те участки леса, которых не коснулись тогда топоры римлян, были столь же варварски вырублены несколько столетий спустя венецианцами. Карстовое разрушение местности, таким образом, было «запрограммировано».

Не больше благоразумия проявили в сравнительно недавние времена европейские колонизаторы. Засеивая в захваченных ими странах огромные площади одними и теми же культурами, они во многом способствовали неограниченному размножению вредителей. Этому способствовало и уничтожение естественных врагов, сдерживающих нашествия вредителей.

В еще более близкие времена, на рубеже XIX и XX вв., в различных частях Европы возникли тесно заселенные промышленные районы. Они и сейчас остаются примером глубоких нарушений природной среды.

Это лишь немногие из исторических примеров, и их список легко можно было бы продолжить. На протяжении тысячелетий своей истории человек постоянно увеличивал свои технические возможности, усиливал вмешательство в природу, но одна область познания оставалась в арьергарде развития: наука о биологическом равновесии, о взаимодействиях в природе.

Исследование сложных экологических взаимосвязей стало предметом науки только в последние десятилетия. Но к сожалению, за время, упущенное наукой, выросли возможности человека в разрушении окружающей среды. Немаловажно и то, что значительно выросла и продолжает расти численность населения Земли. Гельмут Глубрехт, профессор Института радиационной ботаники в Ганновере, пишет: «Процесс роста народонаселения, как и другие процессы, вырвавшиеся из-под естественного контроля, протекает по закону геометрической прогрессии: его величина нарастает за равные промежутки времени не равными, а все большими приращениями, так сказать, не сложением, а умножением. Рано или поздно такой рост приводит к нестабильности, а там и к катастрофе».

Итак, к современному положению мы пришли далеко не сразу, корни его лежат в далеком прошлом. Ново для нас лишь понятие «окружающая среда» и связанное с ним понятие «биосфера», означающее, так сказать, живую часть окружающей среды.

«Если мы в целом все же относимся к современной цивилизации положительно, считаем ее достижением человека, то нам надо распрощаться с привычным идеалом красоты нетронутой природы. Надо четче планировать использование ландшафтов. Но для этого нам придется направить усилия на исследования в области экологии, так как эта важная отрасль науки была забыта в век бурного развития техники».